четверг, 19 мая 2011 г.

Куба может повторить сценарий Дубая

Гавана.

Правительство Кубы намерено разрешит гражданам покупать и продавать недвижимость впервые с 1959 года, когда к власти пришел Фидель Кастро. В последние 50 лет кубинцы могли лишь передавать жилье по наследству детям или совершать сделки по его обмену. "Со временем, скорее всего, покупка недвижимости будет разрешена и иностранцам, и тогда на Острове Свободы может надуться пузырь, подобный дубайскому", - считает Игорь Индриксонс, Директор Департамента инвестиций в зарубежную недвижимость компании IntermarkSavills.

Кубинскую экономику ожидают беспрецедентные изменения в течение следующих нескольких лет, включая сокращение 1 миллиона рабочих мест в государственном секторе, а также субсидий, в том числе, ликвидация ежемесячных продовольственных пайков для нуждающихся. Решение было принято во время съезда Коммунистической партии. Однако партия пока не представила детали того, как будут осуществляться сделки с жильем. Кроме того, Председатель Госсовета Рауль Кастро предупредил, что государство не допустит высокой концентрации недвижимости в руках одного собственника.

Гавана намерена еще больше поощрять частных предпринимателей, а также увеличить приток иностранных инвестиций. В то же время правительство планирует сократить госрасходы. Однако реформы не означают, что власти откажутся от плановой экономики и госконтроля.

Ранее обменивать жилье на Кубе можно было на основании "принципа соответствия", то есть обмениваемые объекты недвижимости должны быть одного класса и площади. Тем не менее, в Гаване процветает черный рынок – спекулянты в надежде, что будут разрешены сделки, стремились завладеть историческим наследием, а большинство обменов все же были неравноценными. Поэтому сторона, получившая по сделке больший по площади объект, выплачивала определенную сумму противоположной стороне.

Чтобы прекратить нелегальную продажу недвижимости и помочь ликвидировать дефицит жилья, в прошлом году администрация Рауля Кастро решила отменить мораторий на сделки. Ранее, в 2009 году, власти разрешили гражданам строить и реконструировать свое жилье.

В прошлом году вступил в силу закон, дающий право иностранным инвесторам снимать в аренду землю на Кубе на срок до 99 лет. До этого землю на Кубе можно было арендовать на срок до 50 лет, с возможностью продления срока договора аренды еще на 25 лет. Срок аренды был увеличен с тем, чтобы привлечь иностранных инвесторов, готовых строить на Кубе гольф-поля, виллы класса "люкс" и вторые дома для состоятельных туристов.

"В стране серьезный дефицит жилья, а 40% жилого фонда находится в ветхом состоянии. Сейчас нет рынка и нет понятия цены. Когда в Дубае, посреди пустыни, начали строить небоскребы, там тоже не было рыночных механизмов определения цены. Когда иностранцам разрешат покупать недвижимость, Куба может повторить сценарий Дубая – надуется ещё один мыльный пузырь. Застройщики будут оценивать объекты как в Дубае, хаотично: и за $40000 за кв.м., и за $1000 за кв.м.", – убежден Игорь Индриксонс, директор Департамента инвестиций в зарубежную недвижимость компании IntermarkSavills. "Нужно посмотреть первые 2-3 года на то, как будут инвестировать американцы и канадцы, - советует эксперт. - Рынку предстоит пройти через несколько лет стагнации, прежде чем сформируются здоровый механизм".

Источник: RWAY


  • Главная
  • четверг, 12 мая 2011 г.

    Реальные результаты Съезда коммунистической партии Кубы


    Ирина Лагунина: Итоги состоявшегося недавно шестого съезда компартии Кубы вызывают критику как внутри страны, так и за рубежом – в среде кубинских демократов. Противники диктатуры братьев Кастро считают, что прошедшее действо – это попытка спасти изживший себя режим без проведения каких-либо существенных реформ. Рассказывает Виктор Черецкий.

    Виктор Черецкий: Основной докладчик на съезде – Рауль Кастро, который унаследовал от брата Фиделя все высшие государственные должности, говорил о трехстах «нововведениях» на Кубе. Все они, якобы, широко обсуждались «революционным народом» в предсъездовский период. «Народ» же внес и кое-какие поправки, правда, не особо существенные. Что касается поправок существенных, типа создания в стране элементов рыночной экономики, то они были решительно отвергнуты – разумеется, все тем же «революционным народом». Вот что заявил в связи с этим на съезде Рауль Кастро:

    Рауль Кастро: Следует пояснить, что некоторые предложения, сделанные в ходе обсуждения, не нашли отражения в основном документе съезда. Дело в том, что эти инициативы находятся в прямом противоречии с самой сутью нашего социалистического строя. Например, это 45 предложений в отношении возможности концентрировать в частных руках собственность и капиталы. Мы подобного не допустим.

    Виктор Черецкий: Основные съездовские нововведения, которые называются политика «выравнивания курса», призваны поправить катастрофическое положение дел в кубинской экономике. Это, в первую очередь, отмена карточной системы, то есть ликвидация государственных субсидий в области распределения продовольствия и товаров первой необходимости. У государства на это больше нет средств. Во-вторых, политика «выравнивания курса» делает ставку на иностранные инвестиции в экономику. В-третьих, на увольнение с государственной службы полумиллиона кубинцев и их трудоустройство в качестве кустарей-одиночек. Но главное, и это неоднократно повторял Рауль Кастро в ходе своего доклада, никаких отклонений в сторону от столбовой дороги к социализму ожидать не следует. Это касается и политики, и экономики, и идеологии.

    Рауль Кастро:
    Мы с полной уверенностью оцениваем процесс «выравнивания курса» как выражение воли нашего народа, отраженной в политике нашей партии, правительства и государства и направленной на модернизацию нашей социально-экономической модели с целью гарантировать продолжение триумфального шествия к единственной цели, у которой нет альтернативы – к социализму.

    Виктор Черецкий:
    Как я уже упомянул, до съезда, в дни его работы и после на Кубе была развернута, в соответствии с директивой Рауля Кастро, широкая пропагандистская кампания с целью популяризации партийного мероприятия. Представители «народных масс» высказывались по телевидению и в печати в духе «всецело одобряем», «горячо поддерживаем», «благодарим родную партию» и так далее. Говорит партийная активистка из Гаваны Мария Мартинес:

    Мария Мартинес: Я сторонница Фиделя Кастро и буду оставаться таковой до смерти. Нам нельзя отступать от социализма ни на миллиметр, как учил Че Гевара. Так что пусть наши вожди остаются у власти, лишь бы сохранялся социализм!

    Виктор Черецкий: Во внутренней пропаганде съезда был задействован и международный фактор. Мол, «все прогрессивное человечество с надеждой смотрит на Гавану и восторгается решениями мудрого руководства кубинской революции». Повсеместно цитировались высказывания в отношении съезда венесуэльского правителя Уго Чавеса. В его послании съезду говорилось, что «социализм, торжество которого не за горами, является единственным путем к спасению человечества», что «Венесуэла вдохновляется примером Кубы», ну а «империя янки», то есть США, «находится на краю пропасти». Уго Чавес:

    Уго Чавес: Я спрашиваю, где больше демократии: в США или на Кубе? У меня нет никаких сомнений: на Кубе значительно больше демократии, чем в Соединенных Штатах!

    Виктор Черецкий: Представители кубинской оппозиции – и внутри страны, и за ее пределами – анализируют итоги съезда и приходят к выводу, что на Кубе никаких положительных сдвигов не происходит, что речь идет лишь о косметических мерах в попытках удержать власть, несмотря на полное банкротство правящей верхушки. Представитель Кубинской комиссии прав человека и национального примирения Элисардо Санчес отметил, что принимаемые меры не изменят положение в стране и что братья Кастро по-прежнему не желают ни с кем делиться властью.

    Элисардо Санчес: Я не думаю, что Рауль Кастро – сторонник реформ. Оба брата – Фидель и Рауль – это две стороны одной медали. Хотя, безусловно, Фидель Кастро представляет самые консервативные круги общества.

    Виктор Черецкий: С этим мнением согласен кубинский правозащитник журналист Гильермо Фариньяс, лауреат сахаровской премии. Он назвал съезд «потерей времени и потерей возможностей для проведения коренных изменений, в которых нуждается Куба». По мнению Фариньяса, речь шла о монологе Рауля Кастро, прерываемом подобострастными овациями партийной номенклатуры – участниками съезда. Впрочем, отмечает с горечью правозащитник, было и «исключение» – съезд в течение шести минут стоя аплодировал… появлению в президиуме – в последний день работы – Фиделя Кастро. Гильермо Фариньяс:

    Гильермо Фариньяс: Я думаю, что символическое значение съезда заключается лишь в том, что он еще раз позволил кубинцам убедиться: так называемая революция, насчитывающая уже более 50 лет, с самого начала была лишь грандиозным обманом народа. Все теории и идеи «социализма» с самого начала употреблялись лишь для прикрытия репрессивной военной диктатуры.

    Виктор Черецкий: Гильермо Фариньяс полагает, что военный характер кубинской диктатуры очевиден особенно сейчас – с приходом к власти Рауля Кастро, когда большинство главных постов даже в партии стали занимать военные чины, своеобразная преторианская гвардия, лично преданная нынешнему вождю, который с 1959 по 2008 год был министром обороны. На эту же тему рассуждает живущий в изгнании кубинский политолог Энрике Паттерсон:

    Энрике Паттерсон: Понятно, что правительство Рауля Кастро вынуждено было начать кое-какие минимальные преобразования, поскольку ситуация в стране катастрофична. Фидель пытался предотвратить даже эти изменения, но не смог – режим должен был хоть что-то предпринять для своего самосохранения. Чтобы придать нововведениям легальный характер, разработавшая их военная диктатура созвала партийный съезд. Получается, вроде бы съезд определил будущее страны, а не правящая военная верхушка. Хотя все это, разумеется, шито белыми нитками. Так что, демократией в выработке решений на Кубе и не пахнет, как и не пахнет какими-то коренными реформами, способными вывести страну из глубочайшего кризиса. Единственно, что мы можем констатировать на сегодняшний день – это полный крах прежней экономической модели режима.

    Виктор Черецкий: Такой же пессимизм звучит и в высказываниях по отношению к прошедшему съезду других представителей кубинской оппозиции. Независимый экономист, бывший политзаключенный Оскар Эспиноса:

    Оскар Эспиноса: В данной ситуации нет никаких шансов решить тяжелейшие проблемы Кубы. Страна переживает острейший экономический, социальный и политический кризис. Ну а нынешние преобразования напоминают телегу, которую едва тащит уставшая лошадь. В тоже время кризис углубляется со скоростью света. Такая ситуация опасна и вызывает лишь наше сожаление.

    Виктор Черецкий: Вместе с тем, кубинская оппозиция не только критикует съезд и его решения, но и выдвигает альтернативу нынешней ситуации. Речь идет о сугубо мирном переходе от диктатуры к демократии и к рыночной экономике. Отменить существующие ограничения политического и экономического характера, дать людям возможность проявить инициативу, дать свободу действий – таков, по мнению специалистов, единственный путь выхода из тупика, куда завело Кубу полувековое правление братьев Кастро. Аналогичный метод «лечения» кубинской экономики предлагает и испанский экономист профессор мадридского университета Элиас Амор Браво:

    Элиас Амор Браво: Когда речь пойдет о настоящих реформах, в первую очередь, будет необходимо принять серию мер, позволяющих кубинцам владеть недвижимостью, предприятиями, получать прибыль, использовать ее по своему усмотрению и нанимать работников.

    Виктор Черецкий: Однако ни профессор Элиас Амор Браво, ни кубинские диссиденты не считают, что подобные преобразования можно осуществить в рамках нынешней политической системы на Кубе. Ведь для функционирования свободного рынка нужны совершенно иные законы, нежели те, которые существуют сейчас на острове. Живущий в изгнании кубинский юрист Йоксис Сирис:

    Йоксис Сирис: Наше предложение создать свободную рыночную экономику подразумевает изменения в законодательстве страны. Ведь при этом типе экономики необходимы юридические гарантии тем, кто хотел бы инвестировать свои средства в будущее Кубы.

    Виктор Черецкий: Отметим, что как слабая надежда для оппозиционеров промелькнуло на съезде лишь обещание Рауля Кастро «омолодить» партийно-государственный аппарат. Впрочем, для других подобное обещание прозвучало как издевательство, учитывая, что 85-летнего Фиделя Кастро на посту партийного лидера сменил его 79-летний брат, а на должность заместителя последнего был назначен 80-летний Хосе Рамон Мачадо, кстати, представитель наиболее консервативного крыла руководства. Кубинский оппозиционный политический аналитик Томас Бильбао:

    Томас Бильбао: Назначение этого деятеля на пост второго секретаря компартии находится в прямом противоречии с обещанием омолодить кадры, привлечь к управлению страной молодежь, которая могла бы внести новые идеи в политическую жизнь. Подобное назначение свидетельствует об обратном – о боязни каких-либо изменений. Это утраченная возможность доказать, что власти действительно хотят улучшить ситуацию на Кубе. Ставка вновь сделана на человека, все достоинства которого сводятся лишь к тому, что он лично предан братьям Кастро.

    Виктор Черецкий: Все так называемые «исторические решения» кубинской компартии были, с точки зрения оппозиционных аналитиков, предсказуемы, поэтому особых эмоций они ни у кого не вызвали. Впрочем, за единственным исключением. После съезда кубинские правозащитники выразили озабоченность в связи с заявлением Рауля Кастро о том, что он больше не намерен отпускать политических заключенных. Напомним, что часть заключенных была выпущена и депортирована в Испанию осенью-зимой по настоянию католической церкви. Однако другая часть узников продолжает оставаться за решеткой. Лаура Полан, лидер кубинского правозащитного движения «Дамы в белом»:

    Лаура Полан: Высказывания Рауля Кастро следует понимать как отказ выпустить оставшихся за решеткой политзаключенных, которых порядка 60 человек. То есть они не подлежат условно-досрочному освобождению, за что наше движение борется. Нам придется продолжать борьбу за освобождение оставшихся в тюрьме диссидентов.

    Виктор Черецкий: Движение «Дамы в белом» состоит из родственниц политзаключенных. Каждый выходной, одевшись во все белое и взяв в руки букетики цветов, несколько десятков женщин направляются к католическому собору в Гаване, чтобы таким образом выразить свое требование освободить узников совести. За свою деятельность они подвергаются травле и даже избиениям со стороны кубинских спецслужб. Движение пользуется поддержкой мировой общественности. В 2005 году оно было удостоено сахаровской премии Европарламента, затем премиями некоторых международных правозащитных организаций, а в этом году – премией Госдепартамента США, присуждаемой ежегодно за правозащитную деятельность.

    Виктор Черецкий

    Источник: Радио Свобода


  • Главная
  • четверг, 5 мая 2011 г.

    Недолгое счастье Макса Марамбио, инвестора на Кубе

    Один из самых удачливых инвесторов на Кубе, чилиец Макс Марамбио, приговорен заочно к 20 годам тюрьмы. История его взлета и падения удивительно напоминает российские реалии.

    На Кубе завершился громкий судебный процесс, уроки которого должны многое сказать иностранным инвесторам, раздумывающим о том, вкладывать ли средства в единственной стране Западного полушария, практически свободной от частного капитала. К 20 годам тюрьмы заочно приговорен чилийский миллионер Макс Марамбио; 15 лет проведет за решеткой бывший министр пищевой промышленности Кубы Алехандро Рока. Кубинские СМИ называют процесс «антикоррупционным»: обоим подсудимым, частному инвестору и экс-министру, инкриминировали взяточничество.

    «Дело Марамбио» — это не «дело Ходорковского»; скорее его можно сравнить с историей Уильяма Браудера в России. Кстати, по удивительному совпадению, приговор суда в Гаване совпал день в день с решением Тверского суда в Москве, выдавшим санкцию на заочный арест еще одного партнера фонда Hermitage Capital. Следующим, как предполагают, станет сам Браудер. Если обратиться к истории Уильяма Браудера, можно припомнить, что в начале своей работы в России он был весьма вхож в высшие сферы российской власти и после прихода в Кремль Путина был одним из немногих западных инвесторов, безоговорочно поддержавших нового российского президента в его борьбе с олигархами (включая и посадку Ходорковского). После трагической гибели в тюрьме Сергея Магнитского и потери российских активов внуку генсека американской компартии Браудеру есть о чем поразмышлять о последствиях близости частного капитала к первым лицам России.

    Перехожу к кубинской эпопее. Судьба 63-летнего чилийца Макса Марамбио в чем-то напоминает биографию Браудера. Бывший чилийский марксист, бывший телохранитель президента Сальвадора Альенде, он после военного переворота в Чили бежал на Кубу, где вошел в доверие к Фиделю Кастро. Дружба с кубинским лидером открыла перед чилийцем все двери закрытой кубинской экономики. Это только для простодушных на Кубе построен социализм и крупная частная собственность запрещена. Сами кубинцы называют свой строй не socialismo, а sociolismo, от ключевого на острове слово socio — «партнер», «приятель».

    Если ты являешься приятелем (а значит и финансовым партнером) кого-то из кубинской верхушки, то живешь в совершенно немыслимой для абсолютного большинства островитян роскоши и пользуешься привилегиями, о каких не могут и помыслить бизнесмены в странах с открытой экономикой. В общем, для друзей все — с остальными по закону: мудрость, хорошо понятная и нам в России.

    Тропический рай sociolismo

    Другу Фиделя Кастро был подарен роскошный особняк в пригороде Гаваны из тех, что экспроприировали у кубинских бизнесменов после революции 1959 года. Что еще важнее, ему были предоставлены неограниченные возможности для ведения прибыльного бизнеса. Компания Rio Zaza, cозданная бывшим телохранителем, получила монопольные права на производство соков и молока на Кубе. В короткий срок Марамбио стал мультимиллионером.

    Макс Марамбио.

    Счастье Макса Марамбио казалось совершенно безоблачным. Но летом 2008 года слег, пораженный тяжелым недугом, Фидель Кастро. С этого момента чилийский инвестор ощутил на себе обратную сторону своего привилегированного положения. Как только «крыша» в лице первого лица государства дала течь, у Марамбио начались проблемы с бизнесом. Центробанк Кубы запретил ему вывозить из страны 35 млн долларов со счетов Rio Zaza. Не привыкший к такому обращению, иностранный бизнесмен устроил разнос кубинским чиновникам. Те, вместо того, чтобы привычно поджать хвосты, инициировали расследование деятельности Rio Zaza. Следователи быстро обнаружили огромное количество злоупотреблений, как если бы сам факт существования крупного частного бизнеса на социалистическом острове не нарушал все писанные законы Кубы, где мобильные телефоны стали продавать гражданам (да и то с массой ограничений) только после болезни Фиделя.

    Люди, разбирающиеся в хитросплетениях политики на Кубе, полагают, что Марамбио стал жертвой борьбы окружения младшего брата Кастро, Рауля, со «старой гвардией» Фиделя. Меньший среди братьев также не лишен коммерческой жилки. В бытность министром обороны он лично курировал самый прибыльный бизнес на Кубе — туризм и связанную с туристической индустрией инфраструктуру: от интуристовских отелей (построенных на иностранные инвестиции) до кубинских «березок» — валютных магазинов для иностранцев.

    Получив всю формальную власть из ослабевших рук старшего брата, Рауль должен был на деле доказать, кто в доме хозяин. На острове не так много подходящих кандидатур на роль козла отпущения. Макс Марамбио настолько очевидно выделялся из среды прочих допущенных к кормушке частных предпринимателей, что его бизнес был обречен. К тому же это был популярный жест: можно себе представить, какой ненавистью простых кубинцев, живущих по карточкам, был окружен человек, зарабатывавший на Кубе миллионы под самой высокой крышей «социолистического» рая.

    Скелеты в шкафу

    Между «делом Марамбио» на Кубе и судьбой фонда Браудера в России есть еще одно зловещее сходство. В апреле нынешнего года генеральный директор Rio Zaza Роберт Будран был найден мертвым в своей гаванской квартире. Как сообщает журнал The Economist, уход из жизни Будрана выглядит весьма подозрительно. По некоторым данным, незадолго до смерти бизнесмена в течение нескольких часов «интенсивно допрашивали». Тело гендиректора Rio Zaza было отправлено в Чили, где его кремировали, не производя вскрытия.
     
    Официальная кубинская версия гибели Руберта Будрана — передозировка наркотиков. Это само по себе небезынтересно, поскольку официальная кубинская пропаганда называет «Остров Свободы» свободным не только от капитализма, но и от наркотиков.

    На памяти другой громкий процесс, когда в восьмидесятые годы старший Кастро, Фидель, одним ударом избавился от зарождавшейся оппозиции в недрах армии и МВД и расстрелял группу генералов и высокопоставленных офицеров во главе с героем войны в Анголе генералом Арнальдо Очоа. Все они были обвинены — и сознались — в наркотрафике и «незаконном обогащении». Помнится, один майор кубинского МВД был признан виновным в том, что владел пятью автомобилями Lada. Это обвинение скорее говорит об условиях созданной на Кубе системы, чем о преступлениях майора.

    Возвращаясь к «делу Марамбио», следует заметить, что к моменту загадочной гибели генерального директора Rio Zaza сама компания уже практически прекратила существование, а ее владелец бежал в Чили. На суд в Гавану он благоразумно не явился, поэтому и приговор в его отношении был вынесен заочно.

    The Economist напоминает, что история взлета и падения Макса Марамбио не является исключительной. В свое время много шума наделал американский финансист Роберт Веско, который по личному приглашению Фиделя нашел на Кубе вторую родину, в то время как на первой родине обвинялся в мошенничестве. В Гаване он жил в не менее роскошных условиях, чем Марамбио. Но затем что-то у него не заладилось с Фиделем: финансиста бросили за решетку. В 2007 году, вскоре после того, как Веско обрел свободу, он умер — предположительно от рака.

    Туманные перспективы кубинской «вьетнамской» модели

    Все эти примеры — плохой сигнал для частного иностранного бизнеса, без массированных инвестиций со стороны которого Куба не выживет. Недавний съезд кубинской компартии вроде бы сделал робкие шаги в сторону «вьетнамской» модели: некоторой экономической либерализации при сохранении «командных высот» за коммунистической бюрократией. Съезд даже разрешил продажу недвижимости частным гражданам. Оптимисты сочли, что эта мера позволит нарождающемуся классу мелких предпринимателей на Кубе обзавестись первоначальным капиталом, поскольку частных банков на острове нет, а государственные кредиты невозможны ввиду того, что казна пуста.

    Но если Раулю Кастро хотелось своим выступлением на съезде компартии продемонстрировать иностранным инвесторам более дружественное лицо кубинского режима, то «дело Марамбио» показало совсем другое. Куба была и остается местом, где удача инвестора зависит исключительно от благорасположения высшего руководства острова. А с учетом возраста этого руководства (Раулю Кастро в этом году исполнится 80 лет), под такой «залог» ни один современный банк не выдаст кредита доверия. Известный кубинский блогер Йоани Санчес (есть на острове и такая аномалия) сообщает, что с момента разорения Rio Zaza цены на соки и молоко на черном рынке удвоились.

    Михаил Бакланов


    Источник: BFM


  • Главная