пятница, 30 июля 2010 г.

Куба-остров какой Свободы?

В 2005-2007 гг я работал на контейнеровозе, совершавшем регулярные рейсы между о.Куба и Латинской Америкой (Венесуэла, Мексика, Панама, Коста-Рика и Ямайка). Базовым портом была Гавана. В среднем 10-15 дней в месяц наше судно стояло в ожидании груза/разгрузки в Гаване и в первой столице Кубы, Сантьяго-де-Куба. Стоянки были долгими и нудными, а иногда и тревожными, о чем подробнее напишу ниже.
Долгими-потому, что одна часть порта была на ремонте, из-за прошедших через остров ураганов, вторая- несправлялась со своей работой по причине древности механизмов, тупости и нерасторопности рабочих, а третья часть порта еще не была построена :).
Нудными-оттого, что, благодаря бюрократизму портовых властей, посетить берег Гаваны можно было только через центральный таможенный пункт, добраться до которого можно было только на катере за 70$. Выбраться смог лишь несколько раз, остальное время приходилось сидеть на судне. Хотя, в Сантьяго-де-Куба таких проблем не было.
Каждый приход/отход сопровождался тщательным досмотром всего судна "черной таможней", приходило человек 15 ищеек с собаками. Во время таких досмотров у экипажа часто пропадали мыло, дезодоранты и другие мелочи. Чтобы иметь меньше проблем капитан каждый раз презентовал таможенникам алкоголь и сигареты, старший механик- масло, соляру и др. технические мелочи, ну а повар, соответственно, продукты. Искали они, в основном, поддельные сигары, которые местные рабочие продавали по 30-45$ за коробку в 25 шт. От оригинальных они отличались лишь отсуствием акцизной марки. Скорее всего, они просто были "вынесены" с табачной фабрики в ночную смену. Также искали электронику и порнографию.
А теперь мое личное впечатление от Кубы вцелом. Население- очень бедное, но доброжелательное и, в то же время, навязчивое. В основном пытается что-нибудь тебе продать-сигары, сувениры, наркотики, секс-услуги, а также предлагают поесть морепродукты в подпольном ресторане. Вечером и ночью на улицах довольно безопасно. Клубно-ресторанная жизнь начинается с наступлением сумерек и продолжается до самого утра. В центре Гаваны много баров, клубов и ресторанов, есть даже дискотеки. Вход на самые популярные стоит 10-15$. Контрастов тоже хватает - на фоне тотальной нищеты, в центре города можно наблюдать "золотую молодежь" на современных иномарках. Я думаю это дети партийной верхушки, держащей весь остров в своих руках. Все под контролем вездесущей полиции, которую откровенно нелюбит и презирает простой народ. Попадание в руки полиции не сулит ничего хорошего. Доказать свою правоту здесь невозможно. Самое легкое, чем можно отделаться- оставить все свои наличные. Вобщем, если не высовываться, здесь можно неплохо и с пользой провести время. Сделать хорошие снимки на память, попробовать местную кухню ( советую только морепродукты), кубинский ром Havana Club, пиво Bucanero, сигары Cohiba и Romeo y Julieta, коктейли Mojito, Cuba Libre, Hemingway Special.
Остается только один вопрос: Куба- остров какой свободы? Выходит, что Куба -остров свободы населения от благополучия, свободы слова и свободы выбора.

Источник: dustyuzhanin-cuba

  • Главная
  • понедельник, 26 июля 2010 г.

    Куба - тоталитарный рэп, коммунистический рок

    Куба сегодня отмечает один из своих главных государственных праздников – День национального восстания. В городе Санта-Клара через несколько часов состоится праздничная церемония, в ходе которой вновь будет много говориться о достижениях кубинской революции. Между тем, многие кубинцы уже не разделяют оптимизма своих лидеров: они устали от обещаний.

    Красный день кубинского календаря – 26-го июля. Этот день считается отправной точкой революции, когда отряды молодого и пламенного Фиделя атаковали казармы Монкада. После полной и окончательной победы революции в 1959 году день 26 июля стали отмечать на Кубе как один из важнейших государственных праздников.

    Прошел 51 год. Вечно молодой Че Гевара превратился в национальный миф анти-западных режимов Латинской Америки и заодно - в популярный попсовый брэнд на том же Западе. Сам Фидель из пламенного революционера превратился в немощного старика, который уже давно практически не появляется на публике. А Куба – Куба по-прежнему спрашивает себя: что же это произошло с ней пол века назад? И если революция должна была сбросить иго капиталистов и превратить жизнь простых людей в рай не земле, почему же тогда и сегодня - по-прежнему так трудно жить?

    Говорит Гретель Родригез, жительница Гаваны: Мы переживаем кризис, но мы, кубинцы, всегда решали наши проблемы…

    Говорит Иван Абреу, строитель, житель Гаваны: Это процесс, о котором мы ничего не знаем. Движемся ли мы вперед или назад. Они говорят обо всем угодно: об Иране, о международной политике, о том, об этом. Пусть говорят со мной о нас самих, о нашей жизни, о том, как мы страдаем. Путь говорят о том, что здесь происходит. Мы все устали от этого. Таково мое мнение и пусть меня застрелят за мои слова, но я их выскажу.

    Вот и пусть говорят после этого противники нынешнего режима, что на Кубе нет свободы слова… Вопрос в том – не застрелят ли действительно отчаявшегося от безысходности беднягу-строителя из Гаваны за его слова? Цензуру и безоговорочный авторитет одной единственно верной линии одной на всех партии на Остове Свободы никто пока не отменял. И пусть пришедший на смену Фиделю его брат Рауль и пытается совершить кое-какие косметические изменения (типа освобождения группы политических заключенных) в обмен на финансовую помощь и продовольствие, сути нынешнего режима это не отменяет: под самым боком США по-прежнему читают тоталитарный рэп, поют коммунистический рок.

    Эладиа Баес: Несмотря на то, что все говорят о кризисе, до революции мне жилось гораздо хуже, чем сейчас.

    Может, конечно, и так. Только – вопрос с чем сравнивать. Куба сегодня – одна из самых отсталых стран в мире, где властвует авторитарный режим и подавляется любое инакомыслие. А значит, для того, чтобы выжить, этот режим неминуемо будет искать себе союзников среди себе подобных.

    Дмитрий Дубов

  • Главная
  • суббота, 24 июля 2010 г.

    Судьба депортированных кубинских диссидентов в Испании

    Ирина Лагунина: В Испании не прекращаются протесты кубинских политзаключенных, депортированных в эту страну режимом братьев Кастро при участии официального Мадрида. Рассказывает корреспондент РС в Испании Виктор Черецкий.



    Виктор Черецкий: Освобожденные из тюрем под нажимом католической церкви и депортированные представители кубинской оппозиции провели на днях очередную пресс-конференцию в испанской столице. Они потребовали от Евросоюза не изменять так называемой "общей позиции" в отношении Кубы, то есть не отменять санкции против репрессивного коммунистического режима, введенные ЕС в связи с массовым нарушением в этой стране прав человека. Не секрет, что недавняя депортация группы кубинских политзаключенных выдается некоторыми европейскими "левыми" за "коренное изменение" кубинской политики в сторону демократизации. Ярым сторонником отмены санкций является испанский министр иностранных дел социалист Моратинос. Именно он, как отмечают наблюдатели, лоббирует интересы братьев Кастро в Евросоюзе. Вот последние высказывания испанского министра:

    Моратинос: Более нет никакого смысла придерживаться "общей позиции". Коллеги по ЕС сказали мне, что, если удастся решить вопрос с политзаключенными, то эта "позиция" будет отменена. Полагаю, что Евросоюз сдержит свое обещание.

    Виктор Черецкий: Кубинские демократы принципиально не согласны с такой постановкой вопроса. "Наше освобождение и депортация не являются проявлением доброй воли со стороны диктатуры. Речь идет о маневре режима с целью обмануть мировую общественность и заполучить любой ценой европейские кредиты", - говорится в оглашенном на пресс-конференции заявлении кубинских диссидентов. Позиция Испании характеризуется в нем как "предательство" дела свободы и демократии, неуважение к памяти тысяч кубинцев, отдавших жизнь в борьбе за свободу. Один из бывших политзаключенных, подписавших документ, - поэт и журналист Нормандо Эрнандес:

    Нормандо Эрнандес: Наше освобождение - сугубо "косметическая" мера кубинского правительства. Ее единственная цель – добиться изменения отношения к Кубе со стороны Евросоюза, избавиться от "общей позиции", занятой ЕС по отношению к репрессивному режиму в 2006 году. Я думаю, что сейчас нет никаких оснований менять эту позицию.

    Виктор Черецкий: Кубинские демократы полагают, что на острове не произошло никаких коренных изменений, никакого поворота в сторону соблюдения прав человека. По-прежнему народ лишен элементарных прав, преследуется инакомыслие, отсутствует свобода слова, а за малейшее проявление вольнодумства людей ждет тюрьма. Жестоко наказывается и любая правозащитная деятельность. Бывший политзаключенный и участник пресс-конференции в Мадриде журналист Омар Родригес:

    Омар Родригес: Гавана до сих пор ничего не предприняла для изменения ситуации в области прав человека. Кубинский режим грубо нарушает эти права со времени своего воцарения в 1959 году. Он не только не делает какие-либо послабления, но и, наоборот, постоянно усиливает репрессии, в том числе против журналистов. Мне, к примеру, дали 27 лет тюрьмы за написание статей в самиздате. Министр иностранных дел Испании Моратинос заявляет, что с нашим освобождением на Кубе открывается новый этап и что более нет необходимости в санкциях Евросоюза. Мне представляется, что этот господин явно преувеличивает значение нашей депортации. На Кубе пока ничего не меняется. Если кубинские власти действительно решили поправить ситуацию вокруг прав человека, то они должны это продемонстрировать: отменить хотя бы 88-ую статью уголовного кодекса, так называемый "закон-кляп", запрещающий выражать мысли, противоречащие официальной идеологии. Или отменить всяческие унизительные препоны для тех, кто желает выехать из страны. Если кубинское правительство действительно стремиться изменить свое отношение к правам человека, то оно должно позволить международным правозащитным организациям посетить кубинские тюрьмы, как они того добиваются.

    Виктор Черецкий
    : Аналогичного мнения в отношении санкций Евросоюза придерживается и еще один участник пресс-конференции, бывший политзаключенный Пабло Пачеко. Он был арестован за правозащитную деятельность в 2003 году:

    Пабло Пачеко: Моратинос и испанское правительство пытались неоднократно уговорить Евросоюз отказаться от "общей позиции" в отношении Куба. Я полагаю, что эти господа не понимают, что речь не идет о нас – о небольшой группе политзаключенных, о диссидентах. Речь идет об 11 миллионах кубинцев, проживающих на острове, о двух миллионах, живущих в вынужденной иммиграции по вине существующей на Кубе тоталитарной системы. Может ли господин Моратинос гарантировать кубинскому народу, что после отмены санкций у нас больше не будет массовых репрессий? Я лично намерен продолжать борьбу, где бы я ни находился. И речь вовсе не идет об освобождении того или иного политзаключенного. Речь идет об освобождении Кубы.

    Виктор Черецкий: На пресс-конференции в Мадриде, созванной журналистской организацией испанской столицы, много времени было уделено ситуации в кубинских тюрьмах. Кубу не случайно называют "островом-тюрьмой": процент заключенных по отношению к общему числу населения здесь самый высокий в мире. А условия содержания узников не выдерживают никакой критики. Нормандо Эрнандес:

    Нормандо Эрнандес: Без еды, без какой-либо гигиены, в камерах, где кишат тараканы и крысы, среди нечистот – так живут тысячи заключенных. В этих условиях люди полностью теряют интерес к жизни – кончают самоубийством, наносят себе увечья. Я был свидетелем, как один заключенный выколол себе глаза. "Зачем ты это сделал?" – спросил я его и получил в ответ: "Чтобы не видеть несправедливости!" Этот заключенный провел 12 часов без медицинской помощи, потому что в тюрьме не было машины, чтобы отвести его в больницу. Я видел, как, не выдерживая пыток и издевательств, заключенные устраивают самосожжение, впрыскивают себе керосин, режут вены. Самоубийства и членовредительство в кубинских тюрьмах носят массовый характер.

    Виктор Черецкий: Все прибывшие в Мадрид кубинские политзаключенные имеют тяжелые хронические заболевания, даже те, кому всего 30 лет. Все болезни получены в тюрьме. Нормандо Эрнандес считает, что здоровых узников специально заражают, к примеру, помещая их в камеру с туберкулезными больными.

    Нормандо Эрнандес: В том, что нас специально заражают, нет никакого сомнения. Все мы до тюрьмы были здоровыми людьми, а теперь – инвалиды.

    Виктор Черецкий: Другой депортированный диссидент, также осужденный за правозащитную деятельность, врач Луис Милан, пояснил испанским журналистам, почему на Кубе так много заключенных. Просто длительными тюремными сроками наказывается любой проступок. К примеру, стащит голодный подросток из магазина буханку хлеба – получай 25 лет тюрьмы. Луис Милан:

    Луис Милан: В тюрьмах – сотни тысяч заключенных. В какой-либо другой стране эти люди не сидели бы за решеткой. Я знаю ребят, которые отбывают заключение за украденную курицу. Одному крестьянину, с которым я познакомился в тюрьме, дали 27 лет за хищение поросенка. Он отсидел уже 10 лет. Представьте себе – за поросенка! Столько же лет дают за кражу мешка с картошкой. И подобная ситуация существует по сей день.

    Виктор Черецкий: Издевательствам на Кубе подвергаются не только заключенные, но и члены их семей. Родственников узников увольняют с работы. Им время от времени устраивают публичную обструкцию всяческие "активисты", агенты спецслужб, ну а детей травят в школе. Рассказывает журналист Нормандо Эрнандес:

    Нормандо Эрнандес: Семьям политзаключенных приходится особенно трудно. Я считаю, что самой жестокой несправедливости был подвергнут со стоны режима не я, хотя из меня и сделали инвалида. Больше всех пострадала моя дочь. Во-первых, ее лишили отца. Во-вторых, ее постоянно травили и избивали в школе. Спецслужбы дошли до того, что науськивали в школе ее сверстников – детей 6-7 лет, чтобы они периодически всем классом "осуждали" мою дочь за то, что ее отец – террорист, который хочет взорвать школу и убить всех детей. Словесные "осуждения" оканчивались избиением дочери "врага народа и контрреволюционера". В результате ребенок страдает тяжелым нервным расстройством. И все из-за того, что я защищал свободу, демократию и элементарные права человека.

    Виктор Черецкий
    : Кубинцы-участники пресс-конференции в Мадриде старались избегать вопроса об их личном статусе в Испании. Между тем, этот вопрос крайне волнует сегодня не только их самих, но и испанских правозащитников. Дело в том, что предоставив в силу своих идеологических симпатий режиму братьев Кастро возможность депортировать диссидентов, испанские "левые", как отмечают наблюдатели, пошли с ними еще на одну сделку. Депортированные получили в Испании статус не политических беженцев или политэмигрантов, а иммигрантов обычных. Для кубинских диссидентов подобный статус оскорбителен. И дело даже не в том, что они лишаются каких-либо прав на материальную поддержку со стороны Красного Креста. Получается, что они вроде бы ни за что никогда не боролись и оказались в Испании не в качестве депортированных, а как лица, приехавшие сюда добровольно на заработки. Луис Милан:

    Луис Милан: Все это очень печально. Нам подобная депортация не принесла ни счастья, ни радости. Возможно, мы здесь и улучшим свое материально положение, но ситуация на Кубе остается прежней. Из нас пытаются сделать "разменную монету" для улучшения международного имиджа режима. Дескать, на Кубе происходят изменения! На самом деле ничего там не происходит. Кубинский народ продолжает находиться под пятой жесточайшей диктатуры. Выходит вся наша борьба ни к чему не привела. Все наши жертвы напрасны!

    Виктор Черецкий: Тем временем, депортированные кубинцы нашли поддержку в рядах демократической парламентской оппозиции Испании. Испанские оппозиционеры заявляют, что будут последовательно отстаивать в общеевропейских структурах мнение кубинских правозащитников и всех борцов за свободу. Депутат от Народной партии Испании, главной оппозиционной силы страны, Густаво де Аристеги:

    Густаво де Аристеги: Мы считаем, что за освобождением кубинских политзаключенных кроется циничный расчет. Хочется верить, что Евросоюз не попадется на удочку. Во всяком случае, мы сделаем все от нас зависящее, чтобы не допустить отмены санкций. Ведь многие страны демократической Европы уже выразили свое отношение к нынешней акции кубинской диктатуры. Например, правительство Швеции во всеуслышание заявило, что несогласно с попытками Испании настоять на отмене "общей позиции". В аналогичном духе высказалась Германия, Чехия, Италия. У Франции тоже есть возражения в связи с Кубой. Таким образом, большинство стран Евросоюза не намерены идти на поводу у кубинского режима.

    Виктор Черецкий: Представители парламентской оппозиции Испании полагают, что вновь прибывшим кубинцам умышленно не оказывается внимание со стороны испанских властей. Статус политэмигрантов с соответствующей материальной помощью в последние годы дан в Испании, к примеру, десяткам выходцев из Армении, Белоруссии, России, Нигерии, Марокко, не говоря уже о Палестине. Ну а кубинцы, большинство из которых инвалиды, чтобы выжить вынуждены будут просить милостыню или искать хоть какую-то работу в стране, где безработица составляет более 20% трудоспособного населения. Именно с целью унизить кубинских диссидентов, - считают представители испанской оппозиции, - местные власти разместили их в ночлежке для нелегальных иммигрантов, расположенной в маргинальном столичном районе Вальекас. Сами кубинцы, осаждаемые журналистами, говорят об этом неохотно, видимо, не желая жаловаться. Нормандо Эрнандес:

    Нормандо Эрнандес: Нас поселили в общежитии, где мы живем с иммигрантами, представителями другой культуры, привыкшими к иному образу жизни. Самое трудное для меня, как человека с больной пищеварительной системой, это то, что нам приходится пользоваться общим туалетом, стоять в очереди. Но в принципе, для нас все это мелочи. Наша основная заботы – это наши браться, наши товарищи, которые предпочли оставаться в тюрьме, чтобы не быть депортированными. Что им готовит режим? Что с ними будет?

    Виктор Черецкий: Я побывал в общежитии в Вальекасе. В крохотных комнатках, напоминающих тюремные камеры, температура выше 40 градусов – ни кондиционеров, ни даже вентиляторов нет. "Удобства", то есть туалет и душ, одни на целый этаж, к тому же в них никто не убирает. Общежитие заселено, помимо кубинцев, подлежащими депортации нелегалами-африканцами. Днем они торгуют на улицах, ночью, накачавшись наркотиками и спиртным, развлекаются – бьют в тамтамы. Кубинское диссиденты уже заявили, что намерены добиться разрешения переправиться в Соединенные Штаты.
    Источник: Радио Свобода

  • Главная
  • четверг, 22 июля 2010 г.

    МИД Испании: Куба готова освободить всех политзаключенных

    Власти Кубы готовы освободить всех политзаключенных в стране. Об этом сообщил министр иностранных дел Испании. Гавана утверждает, что освобожденные смогут сами решать, остаться им на родине или эмигрировать.

     

     

    Власти Кубы пообещали освободить всех политических заключенных в стране. Об этом заявил в интервью испанскому радио в среду, 21 июля, министр иностранных дел Испании Мигель Анхель Моратинос, сообщает агентство epd. Глава испанского МИДа расценил это решение Гаваны как прорыв в новую эру.

    В начале июля Моратинос вместе с католической церковью договорился с властями Кубы об освобождении 52 диссидентов, находившихся в тюрьмах с 2003 года. Однако в местах лишения свободы на Кубе остаются еще около 100 противников действующего режима. За последние дни в Испанию прибыли 11 освобожденных кубинских диссидентов.

    Амнистия с условием

    Агентство AFP напоминает, что о готовности освободить всех политзаключенных на днях объявил и председатель кубинского парламента Рикардо Аларкон. В то же время он отметил, что под амнистию попадут лишь те диссиденты, которые не создавали угроз для жизни людей.

    Одновременно Аларкон указал, что освобождаемые сами вправе решать, оставаться им на родине или эмигрировать. Между тем кубинские диссиденты, уже доставленные в Испанию, утверждают, что кубинские власти ставили их перед выбором: либо в Испанию - либо обратно в тюрьму. По сообщению правозащитных организаций, уже около 10 политзаключенных отказались от изгнания и потому не были освобождены.


  • Главная
  • среда, 14 июля 2010 г.

    В Испанию прибыли диссиденты Кубы


    Из 52 освобожденных кубинских политических заключенных по крайней мере 20 изъявили желание переселится с семьями в Испанию. Оставшиеся хотят жить на Кубе.
    Первые освобожденные из тюрем кубинские политзаключенные прибыли на этой неделе в Испанию, где их поначалу поселили в однозвездочных гостиницах.

    Вчера в мадридский аэропорт в дополнение к семи кубинцам, прибывшим в столицу Испании во вторник, прилетели еще трое кубинских заключенных, а сегодня должен прибыть еще один.

    Большинство из них — это осужденные в 2003 году журналисты. В Испании, пребывающей в глубоком экономическом кризисе, этих людей и их семьи ждет неопределенное будущее. Безработица в Испании достигает 20%, поэтому перед иммигрантами с Кубы встает серьезнейшая проблема — как заработать на жизнь.

    Работы не найти

    Хотя первые прибывшие в Мадрид кубинцы счастливо улыбались, уже в своем первом временном убежище они поняли, что жизнь в сегодняшней Испании не сахар. AP описывает, как кубинцев на автобусе отвезли из аэропорта Барахас в очень скромную гостиницу в рабочем пригороде Мадрида, где и разместили бывших пленников и их семьи.

    Из окон однозвездочной гостиницы открывается вид на заводы и склады. Одна ночь в одноместном номере стоит 25 евро. Телевизоров нет. На каждом этаже имеется один туалет и душевая.
    «Я несколько удивлен. Одна душевая на всех — это не так просто», — сказал осужденный на 18 лет тюрьмы 62-летний журналист Омар Руис. Но все равно эта гостиница лучше тюрьмы Санта-Клара.

    Временное прибежище в Испании организовало для кубинцев испанское правительство вместе с Красным Крестом и другими организациями. До тех пор, пока кубинцы будут оформлять виды на жительство и на работу, расходы на их содержание несут организации по оказанию помощи.

    Но для кубинских диссидентов найти работу в Испании может оказаться непосильной задачей. По заявлениям испанской прессы, времена сейчас тяжелые — всюду сокращения, новые работники не нужны.
    Достаточно вспомнить историю двухлетней давнос­ти, когда в Испанию прибыли четыре кубинских журналиста и 13 человек из числа их родственников и друзей. Их надежды, что они быстро освоятся в родной языковой среде, не оправдались — жизнь в Европе у них не задалась, и они до сих пор безрезультатно пытаются вернуться на Кубу или перебраться в США.

    Испанская система соц­обеспечения гарантирует иммигрантам бесплатную медицинскую помощь и бесплатное обучение детям школьного возраста, но помочь с работой им невозможно.

    Еще 115 человек

    Корреспондент организации «Репортеры без границ», осужденный на 20 лет тюрьмы Рикардо Гонсалес Альфонсо сохраняет оптимизм. «Я не могу жаловаться и пристрелю каждого, кто это сделает, — заявил он AP. — Я пытаюсь найти работу. Человек должен стремиться к труду».

    Из-за резкой перемены своего положения люди не успели освоиться с новой ситуацией. «Мы немного нервничаем, слегка в замешательстве, — сказал Руис. — Когда меня привезли сюда, я думал, что я по-прежнему на Кубе и никак не мог сориентироваться».

    По словам испанского министра иностранных дел Мигеля Анхеля Моратиноса, Рауль Кастро пообещал освободить всех политзаключенных: после освобождения 52 политзаключенных на Кубе их осталось еще 115. Правда, находящиеся в стране у власти коммунисты всегда отрицали факт наличия на Кубе политзаключенных, называя их наемниками США, которые вели подрывную деятельность против кубинского государства.

    Предыдущее большое освобождение заключенных на Кубе произошло, как сообщает AFP, в 1998 году после визита в страну папы Римского Иоанна Павла II. Тогда президент Фидель Каст­ро выпустил из тюрем 300 диссидентов. Однако последующей либерализации тоталитарного режима в стране, на что тогда многие надеялись, не произошло.

    Источник: Postimees



  • Главная
  • понедельник, 12 июля 2010 г.

    Как умирают политзаключенные


    Кубинец Орландо Сапато Тамайо не был выходцем из семьи интеллигентов или богачей, у которых неприязнь к кубинской революции передается по наследству. Он был рабочим. Но он любил свободу и ненавидел тех, кто превратил его родину в один большой социалистический концлагерь. Эта любовь к свободе и ненависть к коммунистической диктатуре привели его в диссидентское движение.
    Орландо не был заметной фигурой в этом движении, не был лидером, но его честной диссидентской деятельности оказалось достаточно, чтобы политическая полиция арестовала его весной 2003 года. Он был тогда среди тех диссидентов, которые 11 марта объявили в Гаване голодовку с требованием освободить всех кубинских политзаключенных. 20 марта около 6 часов утра в квартиру к голодающим ворвались полицейские и сотрудники госбезопасности. Бывших политзаключенных Рене Гомеса Мансано и Феликса Бонне на полицейских машинах отвезли в их дома. Четверых других — Марту Беатрис Роке, Нельсона Агияра, Нельсона Молинета и Орландо Сапато Тамайо доставили в Управление госбезопасности на Вилла-Мариста (аналог московской Лубянки).
    Это была «Черная весна» Кубы. В течение нескольких дней марта на острове арестовали 75 наиболее активных диссидентов – журналистов, ученых, рабочих, врачей, инженеров. Через две недели начались суды. Орландо судили вместе с лидером «Ассамблеи за гражданское общество» Мартой Беатрис Роке, журналистом и переводчиком Адольфо Фернандесом Сэйнсом, рабочим лидером Нельсоном Молинетом, председателем Ортодоксальной партии Кубы Нельсоном Альберто Агияром и членом организации «Движение 30 ноября» Михаилом Барсага Луго. Обвинение против них основывалось на показаниях внедренной в диссидентскую среду агента госбезопасности Алейды Годинес. В качестве доказательства преступлений в суд были представлены видеозаписи слежки за диссидентами, на которых видно как они входят в здание американского представительства в Гаване или выходят из него, а также входят в дом Марты Беатрис Роке. Всех подсудимых защищала адвокат Амелия Родригес Кала (Amelia Rodriguez Cala). Она настаивала на невиновности подсудимых и требовала их полного оправдания.
    За свою солидарность с политзаключенными и стойкость на суде Орландо Сапата Тамайо получил 36 лет лишения свободы.
    Отбывающему 12-летний тюремный срок члену Исполнительного комитета Христианского освободительного движения Кубы 47-летнему политзаключенному Эфрен Фернандес Фернандесу 1 марта этого года удалось передать по телефону из гаванской тюрьмы Гуанаха свои записки о судьбе Орландо Сапато Тамайо.
    Фернандеса привезли в тюрьму строгого режима Гуанаха в мае 2004 года. Он до сих пор помнит истории, рассказанные уголовниками, о том, как тюремщики избивали Орландо. Каждый день Фернандес мог видеть из окна своей камеры окно камеры Орландо. До него было всего 30 метров от того места, где Фернандес находится по сей день. Они приноровились тогда говорить друг с другом, невзирая на крики и шум. Иногда им даже удавалось обмениваться записками, которые они передавали через уголовных заключенных, если поблизости не случалось надзирателей. Сапата писал ему: «Когда меня привезли в эту тюрьму в 2003 году, меня поместили в бункер № 6, где старший лейтенант Эмилио Гиларте Рамирес и сержант Леонел Торрес Реньи страшно избивали меня, оставляя громадные кровоподтеки».
    Это было только начало долгой истории издевательств над Орландо. Много раз Фернандес видел, как охранники выводили его в наручниках и без рубашки, бросали на пол и волокли за ноги все 200 метров по цементному полу в сторону военной зоны. Этот нечеловеческий путь проходил также через покрытую гравием баскетбольную площадку, после чего кожа превращалась в лохмотья.
    В конце 2003 года, рассказывает Фернандес, во время общей инспекции тюремные охранники связали Орландо, бросили его на пол и старший лейтенант Кинтана стал бить его ногами по голове. Сразу после этого толпа охранников начала избивать Орландо с особой ненавистью и садизмом. В то же время несколько охранников снова сковали его наручниками и поставили перед начальником тюрьмы подполковником Вильфредо Веласкес Домингесом. Подполковник с размаху ударил его кулаком в лицо, отчего пошла кровь. После этого надзиратели продолжали избивать Орландо дубинками.
    Наш брат был жертвой многократных нападений и избиений в тюрьме Гуанахай, рассказывает Фернандес. Избиения были настолько распространены, что даже женщина, капитан Делия, дала ему пощечину. Его также избивали офицер Фелито, сержанты Алехандро, Орестес, Пилета и Рейниер и многие другие.
    Однажды в 2006 году, очень темной ночью, в тюрьме Тако-Тако они поместили Орландо в карцер за то, что он выкрикивал лозунги и объявил голодовку из-за плохого обращения, ужасных условий содержания и неуважения прав заключенных. Тюремные служащие применили к нему пытку, известную как «стульчик». После того как Орландо избили, его руки сковали наручниками за спиной, надели наручники также и на ноги, а затем третьей парой наручников соединили две предыдущих. В таком невыносимом положении они оставили его на полу на несколько дней. Тем не менее, он не сдался и продолжал кричать: «Долой Фиделя!», «Долой диктатуру», «Да здравствуют права человека!». 
    Полчища москитов, жуков и крыс сделали эту пытку настолько мучительной, что обычные уголовные заключенные Рамон Акоста Морено, Мичел Хауреги Перес, Энрике Гонзалес Сильва, Мичел Родригес Ролдан и Хесус, которые жили рядом с карцером, попросили тюремных военнослужащих прекратить издевательство. Майор Орландо, тюремный инспектор, обещал им, что он передаст их просьбу сотрудникам на уровне провинции, так как, отметил он, приказ наказать Орландо Сапату исходил от вышестоящего начальства.
    Время шло, а майор не возвращался. Тогда уголовные заключенные начали кричать и шуметь, стуча пластиковыми контейнерами о пол. Они пытались заставить охранников вернуться. Заключенные угрожали присоединиться к голодовке Орландо Сапаты. Только после этого охранники сняли с Орландо наручники, но той же ночью, когда все уже спали, они с собаками ввалились в камеру и целым отрядом избивали его.
    Тем не менее, говорит Фернандес, кубинское правительство было не в состоянии заткнуть правозащитника Орландо Сапата Тамайю, который никогда не колебался в своей мирной борьбе за свободу на Кубе. Сломить его не удавалось.
    «Почему сыну дали такой огромный срок – 36 лет? – говорит мать политзаключенного Рейна Л. Тамайо. – Ведь он никого не убил, не ограбил? За что его постоянно избивали в тюрьме, за что издевались? После побоев он неоднократно попадал в больницу, но чаще ему отказывали в какой-либо медицинской помощи. От сотрясения мозга, полученного в результате побоев в тюрьме, он страдал постоянными головными болями. И не раз объявлял голодовку в знак протеста против издевательств над собой и над другими политзаключенными».
    В ноябре 2009 года Орландо Сапато Тамайо объявил бессрочную голодовку. Он требовал соблюдать права заключенных – и политических, и уголовников. Он требовал, чтобы кубинские власти относились к заключенным как к людям. Он требовал освободить всех политзаключенных на Кубе.
    Ни тюремное начальство, ни кубинская коммунистическая власть на его требования не обращали никакого внимания. Состояние его стремительно ухудшалось. Он не получал никакой медицинской помощи. В конце концов, его перевели в тюремный госпиталь в провинции Камагуэй, а оттуда в гражданскую больницу в Гаване. Но было уже поздно. 23 февраля 2010 года, на 85-й день голодовки Орландо умер.
    «Он никого не убил, не ограбил. Он прошел через множество тюрем этой страны только за то, что был правозащитником. Он лишь хотел, чтобы у граждан Кубы были элементарные человеческие права… Мой сын погиб в борьбе за демократию, за свободу народа Кубы», – говорит мать политзаключенного (на фото).
    Ему было 42 года. Он отстаивал права человека в нечеловеческих условиях кубинской тюрьмы. В своей одиночной камере он боролся с коммунистической диктатурой, в то время как в остальном мире люди резвились на спортивных олимпиадах, ездили семьями отдыхать на Варадеро или принимали кубинских официальных лиц как дорогих гостей. Отчаянные голоса кубинских политических заключенных едва доходят до слуха сытого и во всем компромиссного Запада.
    «Мне больно, я едва переношу это горе, – говорит Рейна Л. Тамайо. – Не дай Бог какой-нибудь матери увидеть мертвым своего сына... И я заклинаю человечество, чтобы оно потребовало освобождения других политзаключенных, пока их не постигла учесть моего сына».  
    Услышит ли ее кто-нибудь?

    АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК

  • Главная
  • воскресенье, 11 июля 2010 г.

    Родственники: на Кубе начали отпускать диссидентов

    Кубинское правительство начало выпускать из тюрем группу политических заключенных, выполняя достигнутую ранее договоренность об освобождении диссидентов, заявили родственники некоторых из них.

    Как сообщается, первые три человека были направлены в секретные места, откуда они в составе группы из 17 человек предположительно направятся в Испанию.

    О решении постепенно выпустить на свободу 52 "узников совести", возможно – самой массовой амнистии подобного рода на Кубе за последнее десятилетие, стало известно в среду.
    Официальных заявлений о том, сколько человек уже освобождено, в субботу сделано не было.

    На пути в Испанию
    Один из диссидентов, Хосе Луис Гарсия Панеке, позвонил своей семье и сказал, что его переводят из региональной тюрьмы Лас Тунас в Гавану. Об этом агентству Франс пресс сообщил его двоюродный брат Рауль Смит.
    Женам диссидентов Пабло Пачеко и Луиса Милана позвонили другие заключенные, рассказавшие, что их мужья покинули тюрьму.
    Супруга Хулио Сезара Гальвеса сказала агентству Рейтер, что ее и сына, проживающих в Гаване, попросили пройти медицинские обследования перед тем, как поехать в Испанию.
    О том, сколько узников отправятся в эту страну, точных данных нет. Как заявили представители кубинской католической церкви, которая способствовала решению освободить заключенных, согласились улететь в Испанию не менее 17 человек.
    52 диссидента, которых должны выпустить, были частью группы из 75 политзаключенных, арестованных в 2003 году и приговоренных к тюремным срокам от шести до 28 лет.

    "Переломный момент"
    Диссидент Гильермо Фаринас прекратил многомесячную голодовку в пятницу после того, как правительство объявило о достигнутой договоренности.
    Моратинос и кардинал Ортега обсуждали с властями Кубы освобождение диссидентов
    Он отказывался принимать пищу с февраля, когда умер политзаключенный Орландо Сапата Тамайо, голодавший в течение 85 дней.
    Министр иностранных дел Испании Мигель Моратинос, участвовавший в переговорах между кубинским лидером Раулем Кастро и главой католической церкви на Кубе кардиналом Хайме Ортегой, заявил, что Мадрид готов принять всех освобожденных заключенных.
    Госсекретарь США Хиллари Клинтон назвала действия кубинского руководства обнадеживающими: по ее словам, такое решение должно было быть принято давно, однако и сейчас это очень уместно.
    По мнению корреспондента Би-би-си на Кубе Майкла Восса, освобождение политзаключенных может стать переломным моментом в отношениях с США и ЕС.
    Как отмечает наш корреспондент, официальная Гавана всегда отрицала наличие в стране политзаключенных и называла их наемниками, которым США заплатили, добиваясь свержения кубинского правительства.

    Источник: Би-би-си

  • Главная